Крепкий орешек

Обычный снаружи автомобиль, да необычный внутри, может выдержать взрывы гранат, аккуратно перевозить ядерные грузы и отвечать за жизни людей.
Если вы никогда не задумывались над тем, насколько сложно перевезти ядерные отходы или ядерное топливо из точки А в точку Б, то самое время порассуждать над этим. Поскольку в России активно набирает обороты производство очень крепких автомобилей, предназначенных для всевозможных решений спецперевозок.
Заместитель генерального директора АО «ФЦНИВТ «СНПО «Элерон» Юрий Давыдов рассказал нам об исключительности создаваемых автомобилей, о мобильных узлах связи и так называемом автомобиле-разведчике.

Юрий Львович, изготовление спецавтомобилей для «Элерона» относительно новое направление деятельности?


Юрий Давыдов,
заместитель генерального
директора АО «ФЦНИВТ
«СНПО «Элерон»

Прежде чем коснуться темы автомобилей, хотелось бы понять вообще, какую роль это направление играет в целом. Ведь это направление существует не само по себе, оно является составной частью всего процесса организации спецперевозок Росатома. И если до определенного момента основной поток перевозок осуществлялся железнодорожным транспортом, то потом в силу экономических моментов и вопросов, связанных с логистикой и обеспечением безопасности, стали продумывать возможность использования автомобилей. «Элероном» разработана и внедрена в Росатоме автоматизированная система безопасности транспортирования. Она охватывает все железнодорожные перевозки, автомобильные перевозки, и сейчас даже мы оборудуем суда Атомфлота. Диспетчерские пункты, развернутые в Росатоме (центральный и на предприятиях, которые отправляют спецгруз), в режиме онлайн следят за транспортом, перевозящим ядерный материал. Сейчас эта система нашла воплощение в более простом варианте для перевозки и других материалов: это изотопная продукция, отработанное ядерное топливо, в целом у нас практически все предприятия Росатома охвачены этой системой.

Автомобили являются составной частью этой системы перевозок и мониторинга. И когда встал вопрос, что надо заниматься изготовлением специальных автомобилей, то мы, поскольку не имели такой компетенции, провели обзор рынка. А позже в Нижнем Новгороде заключили договор с фирмой, которая начала нам эти машины поставлять. Но с чем мы столкнулись? Во-первых, для перевозки и для конструкции автомобиля требуются определенные секреты: как упаковывается эта система, как она крепится и многое другое. Более того, у нас есть система задержки нарушителя, которую мы вынуждены коммерческой структуре раскрывать. Но мы понимаем, что сегодня одна коммерческая структура, завтра другая, а секрет, как известно, он для одного, не так ли? Во-вторых, нам-то важно, чтобы изготовитель сопровождал этот автомобиль на всем жизненном цикле, а это невыгодно коммерческой структуре. Они машину сделали, отдали, и дальше они могут этой машиной и не заниматься. Вот с этим мы столкнулись после того, как несколько раз так заказывали, и поняли, что поскольку мы являемся в Росатоме единственной фирмой - поставщиком автоматизированной системы безопасности транспортирования, то надо забирать это в свои руки. В итоге мы создали в Нижнем Новгороде предприятие, специализирующееся на производстве таких машин. И в целом за это время нам удалось создать первую производственную линейку уникальных грузовых машин и автомобилей охраны, которые учитывают всю специфику перевозки ядерных материалов.

А насколько часто возникает необходимость использования таких машин?

Нам удалось создать первую производственную линейку грузовых машин, которые учитывают всю специфику перевозки ядерных материалов.

Очень часто. У нас порядка 70 автомобилей на основных наших ядерных объектах. Большой парк на «Маяке», и у них огромный, конечно, объем перевозок. Помимо грузовых автомобилей нами создан автомобиль охраны. У нас вообще разработана идеология и алгоритм перевозок: например, есть перевозки дальние, есть перевозки в ЗАТО между площадками и внутри самой площадки. Автомобили охраны, где расположен караул, тоже бывают двух типов. Для недальних перевозок автомобиль караула рассчитан на 7 человек. Сейчас мы сделали второй образец для наших предприятий - автомобиль повышенной вместимости, где караул 12 человек и машина рассчитана для поездок па дальние расстояния до 3 тысяч километров.

Можно сказать, что такие автомобили, которые вы создаете, в России для предприятий Росатома больше никто не делает? Конечно. Да, этот рынок достаточно большой. Но все обычно специализируются на банковских машинах. Там все проще: надо только защитить персонал. Если деньги сгорят, то банк их просто не пускает в оборот, они списываются — и все. У нас же первая задача — не допустить нарушителя к ядерному материалу. А поскольку этот материал привлекателен для террористов, то мы в первую очередь должны защитить ядерный материал, и, безусловно, личный состав.

Сейчас создано Федеральное агентство национальной гвардии, у них повышенные требования к охране и перевозке груза. Машины, которые мы сейчас выпускаем, полностью соответствуют всем требованиям национальной гвардии: по бронированию, по вопросам эвакуации из автомобиля в случае нападения, вопросам контроля приближенной зоны к автомобилям и так далее. Парк спецмашин создан, остался лишь вопрос их тиражирования.

Обычно у нас груз упаковывается в металлические контейнеры, а потом упаковывается в машину. И каждая упаковка имеет свои сертификаты на определенные воздействия. В автопоезде мы отказались от этих промежуточных контейнеров, поскольку их роль — держать температуру в 800 градусов и пулезащишенность. Но у нас сам кузов автопоезда держит пожар и имеет сертификаты на отстрел! Кстати, в Красноармейске есть специальный центр, где мы отстреливали и боковые стороны, и крышу, и от осколочных гранат проверяли крепость днища. Так что у нас ядерный материал не должен быть поражен стрелковым оружием.

Крупнокалиберным тоже?

Мы выполняем требования, заложенные в техническом задании. В случае переворота транспортного средства, в случае аварии специальное крепление должно быть сделано так, чтобы это все выдержало. У нас есть специальные расчеты, моделирование, когда в случае переворота кузова в разных ипостасях груз остается целым в специально разработанной упаковке. Почему я говорю, что мы вынуждены были это все взять на себя? Потому что тут очень много технологических нюансов, которые бы не хотелось раскрывать.

Поскольку сегодня конкурс выиграла одна фирма, завтра другая, и мы всем все должны снова рассказать. А ведь есть много и технологических ноу-хау, которые мы разрабатываем.

По сути, вы не столько создаете автомобиль, сколько начинку для кузова?

Вот мы получаем, скажем, закупленное шасси. После этого это все разбирается, полностью бронируется кабина, и из этого шасси выходит такой бронированный автомобиль. Кабина полностью переоборудована: бронестекла, сама броня внутри, и мы заново делаем грузовой отсек. Причем тут есть такой технологически сложный момент: у нас внутреннее бронирование. Вы никогда не отличите внешне один автомобиль, который просто возит грузы, от нашего, бронированного. Когда вы видите инкассаторский автомобиль, то понимаете, как он сделан, а наши автомобили внешне ничем не отличаются от обычных, поскольку мы применяем внутреннее бронирование. С компанией IVEKO у нас заключено соглашение, мы покупаем не совсем серийные шасси, а они под нас специально его усиливают.

А бензобак тоже бронируете сами?

Да, к нам приходит серийный, у нас есть свой, тоже бронированный. Если вы посмотрите на машину охраны, то обратите внимание на то, что со всех сторон автомобиля находятся видеокамеры. Это значит, что караул, находясь внутри, полностью контролирует ситуацию при подходах. Охрана, работая с нашей аппаратурой, контролируют всю ситуацию в колонне, и в случае нападения идет сигнал тревоги. Кстати, внутри есть даже два спальных места! У нас есть автомобиль разведки. Проводя анализ уязвимости, мы ввели такой термин, как «машина вне колонны». Все понимают, что колонна уязвима, пострадал первый и последний автомобиль - все, колонна встала. Так вот машина разведки идет где-то в километре от колонны, внешне никак не отличается от потока машин и в случае нападения является этаким подвижным пунктом управления в месте аварии до тех пор, пока не прибудут основные силы реагирования.

У нас есть автомобили повышенной вместимости, в них три отсека. Там, где несут службу, где
обедают и где можно принять душ. Это для поездок на дальние расстояния.

В вопросах изготовления спецавтомобилей Элерон расширяет свои компетенции: мы для наших аварийных служб создаем мобильные узлы связи. Это уже не бронированный автомобиль, но мы производим специальный фургон и начиняем всевозможным оборудованием. Выезжая в зону аварии, они имеют все виды связи и специальные комплексы, которые разворачивают в зоне аварии по контуру. В итоге мы в зоне аварии контролируем точку, где конкретно находится спасатель, и видим его координаты, а также можем управлять роботами в этой зоне.

Как бы машина не переворачивалась, груз остается жестко закрепленным. Этакий сейф на колесах.

Что из себя представляет автоматизированная система безопасности транспортирования?

АСБТ - это: аппаратура для оборудования транс-портных средств (ж/а. вагоны, автомобили и суда) и сеть диспетчерских пунктов Есть центральный диспетчерский пункт, он находится в Атомспецтрансе как головной транспортной организации отрасли, но выполняет именно функцию центрального диспетчерского пункта. От него информация дублируется в здание Росатома, в ДЯРБ и в СКЦ, который в случае аварии согласно своей функции контактирует со всеми федеральными органами.

Второй диспетчерский пункт у нас находится в главном штабе раньше внутренних войск, а сейчас — национальной гвардии. И третий диспетчерский пункт - это предприятие-отправитель. Допустим, «Маяк» отправляет груз, и с трех точек этот транспорт контролируется. Информация у нас дублируется, и защищена. Элероном специально разработано устройство криптозащиты, который имеет сертификат ФСБ.

Зарубежные аналоги уступают вашей продукции в чем-то? Вам говорили зарубежные партнеры, мол, русские разработали удивительные вещи и нам тоже такое необходимо?

Да, мы сюда весь мировой опыт аккумулировали. Но здесь есть определенные ограничения в допуске. Мы соответствуем мировому уровню, если даже не превосходим где-то.
Помните, однажды проводился эксперимент для всех желающих: как сделать такое крепление для куриного яйца, чтобы оно не разбилось, если его выбросить с крыши здания? Ваши крепления для опасного груза напоминают что-то подобное? Элероном разработаны специальные устройства крепления грузов. Как бы машина ни переворачивалась, груз остается жестко закрепленным. Этакий сейф на колесах. В случае нападения он блокируется, вы без специальных кодов не сможете вообще его открыть. Мы даже испытание проводили: заключали договор с фирмой «Лидер» МЧС в Подмосковье, и мы проводили с ними испытания. Всевозможные инструменты — от механических до лазерных и взрывов, которые может нарушитель использовать где-то на маршруте, - проверяли. Сколько делают различные замковые устройства, насколько можно взрывать это дело. А ведь надо не просто взорвать, надо и материал достать целым. В общем, все это дальше закладывалось, анализировалось...

Эта тематика нам абсолютно близка и понятна, собран высококвалифицированный конструкторский состав и инженерно-технический, рабочий состав.

Каковы перспективы этого направления развития вашего предприятия?

Мы поняли, что эта тематика нам абсолютно близка и понятна, собран высококвалифицированный конструкторский состав и инженерно-технический, рабочий состав.
В отрасли все признали, что наши автомобили сделаны на высоком уровне. За год Элерон должен построить в Нижнем Новгороде специализированный завод, там нам выделяют для этого землю. А в дальнейшем мы настроены расширять рынок. К примеру, в РосРАО большие объемы по вывозу различных отходов. Автомобили РосРАО уже оборудованы нашими системами. Во-вторых, мы продолжим работу с мобильным узлом связи - это фактически лаборатория на колесах. Мы бы хотели в целом закрыть всю нишу Росатома по этим машинам. Ну и дальше предлагать наши услуги: это могут быть любые лаборатории - криминалистические, химические, забора воздуха, тут вообще нет никаких проблем. Мы любой кузов на любые шасси можем поставить, потому что та же машина разведки -это тоже лаборатория на колесах.

«Элерон» сам разрабатывает идеологию, конструкторскую документацию, у нас есть свои монтажники, и мы контролируем весь жизненный цикл. Важно еще и то, что мы большое внимание уделяем всей системе поддержки и эксплуатации. Это техническое обслуживание. Причем мы сейчас с предприятиями тоже работаем, техническое обслуживание шасси они проводят у дилеров, это не наше дело. Но поскольку машина бронированная, очень много спецэлементов, которые тоже надо обслуживать. Ведь где-то петли могут подвиснуть, где-то стекло, и мы своими бригадами сейчас] все это будем обслуживать.

Не могу не спросить про импортозамещение: все комплектующие у вас отечественного производства?

Импортозамещение очень большое. У нас иногда спрашивают: каким образом вы переоборудуете автомобиле IVEKO? Нам все равно, какие машины делать. Нам важно, чтобы производитель для нас ее специально готовил. Машина IVEKO практически российская, делается в Челябинске, полный пакет акций принадлежит уже России, машина очень высокого качества, имеет широкую номенклатуру изделий, и поэтому мы на ней остановились. Так же у нас есть положительный опыт работы с автомобилями КАМАЗ.